21.12.2020, 10:14
Қараулар: 178
Суровая зима 86-го

Суровая зима 86-го

О событиях тридцатичетырёхлетней давности, которые напрямую коснулись его, Нурлан вспоминает как сон, пробуждение от которого было долгим. Но все это было с ними в реальной жизни.

… Шел 1985 год, к этому времени Н.Сексенгалиеву исполнилось восемнадцать лет, и он, как и его сверстники, был призван в Советскую армию. Паренек, который раньше не выезжал дальше своего родного села Фурманово, тогда Уральской области, попал служить в далекую Киргизию, где в одной из авиационных частей охранял военный аэродром. На первом этапе службы все шло своим чередом: курс молодого бойца, присяга, учебка и служба в роте охраны, — вспоминает Нурлан Сексенгалиев, — кончено было трудно, но старался все выполнять по уставу, и поэтому не было никаких нареканий со стороны командиров.

Обычно, после года службы, солдату легче, все становится привычным. Но судьба распорядилась с ним по иному, заставила пережить второй период службы как наказание…

В ночь с 17 декабря 1986 года, Нурлан отдыхал в казарме после суточного караула. Внезапно, его разбудили, и без каких либо объяснений, приказали следовать к подъехавшей машине, вскоре к нему присоединились ещё двое – старшина Ерлан Камбаров, которого сняли с караула и Ерлан Конжин, штабной писарь.

По словам Нурлана, их привезли на гарнизонную гауптвахту, где также, молча, сорвали погоны, сняли и отобрали головной убор, ремень и поместили в камеру. В изоляторе все трое провели ночь, не сомкнув глаз, мысленно перебирая поступки, действия последних дней, за которые можно было бы их наказать. Ситуация прояснилась на следующий день, когда трех парней-казахов, вывели из камеры и перед строем офицер из политотдела сообщил о том, что накануне в г.Алма-Ате было выступление против власти и казахская молодежь свирепствовала, не щадила стариков, женщин,  детей другой национальности. Все это офицер политотдела говорил, явно, с целью породить неприязнь, недоверие солдат к сослуживцам из Казахстана.

– Затем нас, также без головного убора, без погон и знаков различия, словно дезертиров, снова повели на гауптвахту, — вспоминает Нурлан.

– Солдат не выпускали из камеры 7 суток. И на протяжении этого периода, каждое утро перед строем клевета продолжалась. Преследования этим не закончились. После возвращения в роту все трое ежедневно подвергались идеологической обработке, больше похожей на допросы. Им уже не стали доверять оружие, исключили из рядов ВЛКСМ, а Ерлана Камбарова, старшину, разжаловали в рядовые.

По признанию Нурлана, всю черновую работу в части, которая позже была  возложена на троих, насмешки, переходившие в угрозы, сопровождавшиеся даже в столовой, где их кормили отдельно, после всех, можно было стерпеть. Страшным, предательским было другое – письмо на родину, составленное командованием, где родителям сообщалось, что их сын, проходя службу, якобы, намеревался примкнуть к чуждым элементам, пытавшим захватить власть.  Позднее Нурлан узнал, что злополучное письмо из части было предметом обсуждения и на партийном собрании совхоза, где работал его отец. Ветеринар, коммунист, получил тогда выговор за «плохое» воспитание сына. После демобилизации пареньку ещё долго пришлось объяснять родным, что обвинение было выдуманным. Позже пришло и понимание того, что весь механизм был запущен в целях запугать, погубить даже в зародыше, мысль о свободе, независимости. А еще, таким образом, пытались спровоцировать, вызвать на конфликт, чтобы потом надолго спрятать человека за тюремной решеткой. Все по сценарию, разработанному еще в тридцатых годах. Но провокация не удалась, и даже, несмотря на то, что призыв 1985 года, отслужив положенные два года, был демобилизован, а трое, по-прежнему находились в воинской части, и лишь через два месяца отпущены домой, они не были сломлены.

Нурлан Сексангалиев и его сослуживцы, призванные из Казахстана, не одни, испытавшие трудности во время службы в период декабрьских событий. Многие наши земляки, находясь в рядах советской армии, далеко от родных мест, так или иначе, прошли подобные испытания.

Сейчас, можно сказать, что чаяния и надежды людей, вышедших на алматинскую площадь в декабрьскую стужу 1986 года, чтобы заявить о праве на свободу, независимость Казахстана, воплощены в реальность. И это переполняет сердце гордостью, — говорит Нурлан Сексенгалиев. За годы Независимости наша страна достигла больших высот. Самое главное мы, казахстанцы – представители разных национальностей  живём в мире и согласии в свободной стране, работаем, воспитываем детей и внуков- заключает свой рассказ о прошлом 55- летний житель районного центра.

Борис МУРЗАГАЛИЕВ